Человек без прошлого

Возвращаясь к недописанному...

В ПЕСКАХ
Огромное белое солнце беспощадно жарило жёлтый песок, который щедро отдавал этот жар ногам заблудшего в этот ад путника. Не было ни деревца, ни грота, ни пещеры, где бы можно было спрятаться в тень. Не зря эту пустыню во всех трёх королевствах называли «пески смерти». Ни один человек был не в силах дойти в одиночку даже до первого источника. Но так считали до тех пор, пока в эти края не забрёл путник в сером плаще с капюшоном на голове. Он прошёл уже три источника живительной влаги и продолжал идти. Он шёл уверенной походкой на Восток. Шаги его были такие де твёрдые и уверенные, как если бы он был в городе и шёл к кузнецу в дом через дорогу. Но этот кузнец был уже очень далеко отсюда, как и город, откуда вышел этот путник, на расстоянии двух недель ходьбы. Да и не нужен он был этому путнику: лошадь, которую можно было бы подковать, умерла между первым и вторым колодцем, меч ему был не нужен – кованый железом посох служил ему и оружием и помогал перебираться через сыпучие дюны. Правда, теперь ему пришлось отломать пару пластин, чтобы можно было держаться, а то он нагревался за пару часов до такой степени, что оставлял на руке ожоги. Он шёл из ниоткуда в никуда. Шёл и ни о чём не думал. Он смотрел по сторонам и видел одно и то же: песок, небо, солнце. Время от времени ему попадались курсомы. Или по одному, или группами по два-три существа. Эти огромные слизни с огромными присосками с одного конца туловища время от времени проползали неподалёку от него. Первое время он шёл за ними в надежде найти воду, которые эти существа искали лучше и быстрее всех существ в этих краях. Первый раз они привели его е источнику, но в следующие разы удача ему не улыбалась. Всё дело в том, что курсомы пили воду так же быстро, как и искали. И после нескольких неудачных попыток он стал просто смотреть им вслед.
Вот и сейчас он лениво посмотрел в ту сторону, куда ползли эти твари. И тут же ему в поле зрения попалась ещё одна группа червей, которые очень быстро куда-то двигались вдали. Но тут они остановились и столпились вокруг чего-то, вокруг чего именно не было видно.
«Должно быть воду нашли» - грустно и не без зависти подумал путник. Он уже почти двое суток шёл без воды, а когда он последний раз ел, он вообще забыл.
Он начал отводить взгляд от пирующих курсомов, как вдруг краем глаза заметил что-то странно. Фигура одного из курсомов отлетела и неподвижно лежала в стороне. Остальные продолжали своё дело. Путник начал двигаться в их сторону, всматриваясь в толпу оставшихся курсомов. Он почти бежал. И вот стало видно, что эти твари столпились вокруг чего-то небольшого. Ещё ближе и стало видно, что это что-то – человек в доспехах. Он без устали махал своим огромным топором и то и дело прикрывался своим щитом. Черви нападали на него то справа, то слева.
«Странно, на меня же они не нападали!» - промелькнула мысль в голове человека в плаще, когда он чётко рассмотрел сражающегося.
Он подбежал вплотную к полю бою и с криком, который заставил повернуться не только опешившего воина, но и одного из курсомов, бросился на обидчиков человека. Первому досталось именно тому курсому, которого удивил этот крик. Посох глубоко воткнулся в, покрытое слизью, тело червя. Тот взвился и упал на сзади стоявшего собрата, который как раз собрался сделать выпад в сторону обездвиженного удивлением человека. Оба они упали и в панике начали кататься друг по другу. Раненый курсом издавал такие крики, что путник пожалел, что не убил его одним ударом. Этот душераздирающий крик, похожий на лязг мечей, вывел из состояния аффекта воина. Тот, не теряя ни секунды, бросился на оставшихся тварей. Человек в плаще в прыжке выдернул посох из уже погибшего червя и принялся помогать воину. Постепенно трупов становилось всё больше, и эти твари поняли, что сегодня перевес сил не на их стороне. Они бросили всё и быстро направились в глубь пустыни.
Человек в плаще, изможденный длительной битвой и жарой, повалился на горячий пе-сок. Но тут же собрался и сел, лениво озираясь по сторонам. Воин, облокотившись на тело одного из крсомов, прижимал свободную руку к животу. Между пальцами струилась красная кровь. Вторая руку сжимала мёртвой хваткой топор, который тоже был в крови, но не красной, а бирюзовой. Это были не просто курсомы, а курсомы-воины. У обычных, как знал путник, кровь была зелёной. Это была своего рода элита.
- Я не знаю, кто ты, - прервал размышление путника хрипящий голос воина, - но ты спас мне жизнь. Хочу тебя поблагодарить.
Он попытался отвесить поклон, но тут же его лицо исказилось в гримасе боли, и он вы-прямился.
- Знаешь, так поступил бы любой человек, впервые за две недели увидевший другого человека. Я иду из тех мест, где зелёная трава, деревья и вода, - при слове вода у него за-кружилась голова, и путник понял, как он измождён, - объясни мне, кто ты. И как ты сюда попал? И почему они на тебя напали?
- Я тебе всё расскажу, но сначала помоги мне.
Воин встал и опёрся на топор. Путник подошёл к нему и подставил плечо, чтобы его ра-неный брат по оружию смог опереться на него. После они оба захромали туда, куда пока-зывал воин. Два человека, которые только что узнали друг друга, шли вместе, как старые друзья.
«Всё-таки, как же сближают общие неприятности», - подумал путник, глядя украдкой на человека, который сейчас был ему ближе брата, хотя и узнал он его несколько минут назад.

ГОРОД
Два искалеченных, неожиданно породнившихся, человека шли в никуда, как казалось. Путник ожидал увидеть караван или лагерь воинов, но ничего не было. Те же пески, то же небо. Он уже начал сомневаться в здравости рассудка своего проводника. Но когда он украдкой смотрел в его лицо, видел там только уверенность и целеустремлённость. Солнце постепенно подбиралось к зениту. Обычно, в это время путник старался найти какой-нибудь колодец, оставленный курсомами и спрятаться в него. Он делал навес из плаща, чтобы хоть как-то укрыться от жарящих лучей королевы пустыни. Но сейчас он не мог бросить воина, и поэтому ему приходилось продолжать идти по раскалённому песку, который обжигал ноги даже через толстые сапоги.
«Как же он ещё не изжарился в своих железках?» - думал путник, осматривая воина с ног до головы. В его доспехах не было ни дырочки для вентиляции, правда, теперь в них была пара надрезов. Это потрудились курсомы.
Путник опустил голову и тут воин встал, как вкопанный:
- Пришли – прохрипел он.
Человек в плаще поднял голову, и его взгляду предстала картину, которую он видел в тех немногочисленные часы сна. Перед ними было что-то вроде кратера. В нём были на-стоящие джунгли. Зелёным пятном они выделялись среди безжизненных жёлто-белых просторов пустыни. Оттуда доносились звуки, которые путник не слышал уже очень дав-но: плеск воды, исходящий из многочисленных рек и водопадов, пение птиц, стаями перелетающих от дерева к дереву.
- Вот он – Дезерт-Роуз! – с гордостью в голосе снова прохрипел воин.
Путник стал всматриваться вглубь зарослей и наконец-то смог рассмотреть в нём какие-то золотые своды, а затем ещё стены и домишки. Неужели, там жили люди?! В такой глу-ши! Среди смерти и пустоты! Путник не мог в это поверить. Но воин подтолкнул его, и они продолжили своё шествие. Они спустились в море зелени и оказались в раю, как показалось путнику. Тут внизу было влажно и спокойно. Тут не надо было щуриться из-за яркого солнца, не надо было думать о воде и пищи. Казалось, тут можно напиться одним воздухом, а все деревья гнулись под тяжестью плодов. Путник быстро взглянул на своего проводника, тот кивнул головой. Путник понял, что тот улыбнулся, хотя и не видел этого – забрало шлема закрывало всё лицо воина. Человек в плаще быстро сбежал с дороги, на которую они вышли, как только спустились с холма. Прямо возле дороги бежал небольшой ручеёк. Путник упал ногами в грязь и начал жадно пить холодную воду. Он пил и никак не мог поверить, что это правда. Когда он вернулся на дорогу, то увидел, что воин сидит на большом камне, поросшем мхом, и с умилением смотрел на него. И снова путник мог только догадываться об этом – на воине всё ещё был шлем. Воин протянул руку своему спасителю, чтобы тот помог ему встать. Затем они пошли по дороге в глубину джунглей. Они шли опять молча. А у путника было уже столько вопросов, и с каждым шагом их становилось всё больше и больше. Но как только он собирался заговорить, воин останавливал его и измученным голосом говорил:
- После всё узнаешь.
Путник шёл и молча оглядывался. Тут было всё, что он уже забыл. Он видел всё это, но не мог поверить. Спустя пару минут путник просто шёл. Он убеждал себя, что это всё ми-раж. Так было легче. Всегда легче чего-то не замечать, чем пытаться справиться с этим. Просто плыть по течению, биться о камни, но не замечать этого. Именно так и поступил путник, но его было можно понять. Он всё это знал, но нашёл себе оправдание: он и так смог сделать то, чего не мог сделать до него никто. Он и так перетерпел слишком много ударов. Хотя, слева от него шёл ярчайший пример того, что он, путник, не такой уж и ге-рой. Если этот храбрый сильный человек пришёл сюда и ещё находил силы сражаться, то он явно был сильнее духом и телом. А тем более, чтобы найти эту долину и город, надо было ещё больше времени. Стоп, он опять поверил во всё это. А может курсомы убили его и воина, и это Рай? Нет, уж больно похоже на правду. Путник ущипнул себя за руку. Больно. Воин увидел это и, ничего не говоря, добродушно рассмеялся. От этого смеха путнику стало легче. Они шли всё дальше и дальше в чащу леса. И вдруг из полутьмы ле-са выросла белоснежная, даже сияющая, высокая стена. В стене были огромные красивые ворота. Они были открыты. За воротами виднелись низкие домишки, сады, огороды и, самое главное, люди. Путник, уже много дней не видевший людей, был несказанно рад. Только теперь он по-настоящему начал верить, что это правда. Люди ходили, шумели, го-ворили, смеялись. Никто не обратил внимания на двух человек, вошедших в этот знойный день в ворота Дезерт-Роуза. Но тут где-то справа путники услышал:
- Смотрите, охранник ранен!
Путник повернул голову в ту сторону, откуда услышал крик, и увидел, что к ним со всех сторон сбегаются люди, желающие помочь раненому.
- Возвращайтесь к своим делам! – скомандовал воин. Приказ был жёсткий, но не гру-бый. Было заметно, что все люди в этом городе очень уважают друг друга.
Жители нехотя послушались воина и разошлись. Пара продолжила свой путь к центру города. Несмотря на то, что все разошлись, путник чувствовал на себе десятки взглядов: удивлённых, любопытных, подозрительных, недоброжелательных. Но вдруг путник по-чувствовал на себе добрый взгляд, которым встречают старого друга, приехавшего изда-лека. Он поднял голову, но в толпе не смог рассмотреть того, кому принадлежал этот взгляд. Он вертел головой в отчаянной попытке найти увидеть знакомое лицо. Но тут воин остановился. Путник посмотрел вперёд и увидел, что они стоят перед небольшим двухэтажным домиком. Он ничем не отличался от остальных домиков. Хотя нет, было одно отличие. Над дверью висел кусок красной материи с изображёнием щита.
- Это означает, что в этом доме живёт охранник города, то есть я, - сказал воин, просле-див за взглядом путника, - а вот там кузнец, там булочник.
Он говорил это, показывая на куски материи разных цветов на соседних домах. На пер-вом была нарисована наковальня, а на второй калач.
Затем он хозяин открыл дверь, и вымотанные и израненные путешественники вошли в дом.