Через ментальные очки марки “Бигаку” можно увидеть,что японцы пришли в наш мир из другого измерения

Самая большая загадка востоковедения – это откуда появилась японская нация.
Все существующие теории остаются недоказанными и лежат в области предположений.
Но если рассмотреть вопрос как японцы соотносят свои короткие философские стихи хайку со своей традиционной живописью, на ум приходит мысль, что японцы пришли в наш мир из другого измерения. Из параллельных нашему миров.
Главным и существенным отличием от всех других наций, в том числе и от ближайших соседей корейцев и китайцев, является уникальность психологии японцев.
И основной недоступной другим нациям особенностью является умение японцев видеть в окружающей их реальности другие измерения или, если хотите, параллельные миры.
В Японии это называется Бигаку – умение чувствовать прекрасное.
Вот что пишет Анастасия Кальчева:
“Японское ощущение красоты возникает из ощущений.
Японское искусство сосредоточено на том, что красота – это ощущения людей, а не воспринимаемое умом понятие красивого, как это понимается на Западе.
Японское чувство прекрасного («бигаку») очень субъективно и зависит от каждого отдельно взятого индивидуума, не имея безусловных критериев для оценки массами.
На Западе же существуют тщательно разработанные и укоренившиеся критерии, что считается прекрасным, а что – нет.
Для жителей Запада японское чувство красоты практически не поддаётся пониманию в силу того, что «бигаку» настолько утончённо и присуще только японцам и никому более.
К примеру, европейцы, скорее будут восхищаться красотой только что распустившегося цветка, который ещё полон жизненных сил, а японцев в этом случае куда больше привлечёт цветок, который увядает и чьи лепестки практически облетели.
Это не значит, что японцы не считают красивыми свежие и только распустившиеся цветы.
Просто японское чувство прекрасного включает в себя понятие «аварэ» («печаль, сострадание»), которое японцы испытывают к столь красивым вещам, как те же цветы, потерявшим свою былую красоту.
Но в то же время нашедшим её в полной противоположности от привычного для европейцев понятия красоты.
Японский язык столь же специфичен, как и многие другие обычаи этой удивительной страны, в нём много пауз и пустых пространств («ма»), в которых кроется истинное содержание той или иной фразы и которое и ищут японцы, общаясь друг с другом.
Традиционные стихотворения хайку состоят всего из нескольких слов, рисующих простую картину, но под этим внешним пластом информации лежит ещё один, а то и несколько, и добраться до них – истинное удовольствие для настоящего японца.
Концепция «пустого пространства» («ма») присутствует не только в речи, но и в музыке, литературе в целом, архитектуре и живописи.
Японцы придают большое значение «ма», они не выражают истинных своих чувств и желаний, предпочитая им недомолвки и умолчания.
В традиционной японской живописи использовались только два цвета – чёрный и белый, а рисунок наносили тушью на бумаге или на лоскуте шёлка.
Достаточно было нескольких простых мазков кисти, чтобы передать желаемое и отразить переменчивое настроение художника. Традиционная японская живопись неясна и туманна, в отличие от западной живописи с её чёткой и ясной манерой исполнения, а также яркими красками”.

Общесемантический резонанс мышления зрителя, хайку и фокуса картины

Как увидеть другое измерение в японской живописи через призму хайку?
Японцам это сделать просто. У них понятие и ощущение бигаку заложено генетически.
А вот людям Запада сначала надо настроиться на ощущение общей семантики. Грубо говоря, Бигаку – это аналог чувств, вызываемых общей семантикой.
Основные примеры общей семантики – это парадоксы сознания, выводящие его из пространства логики в пространство абстракции: “карта – это не территория”, “меню - это не пища” и т.п. В живописи – это рисунок трубки с надписью – “Это не трубка”.
Состояние сознания, вызываемое общей семантикой, можно примерно приравнять к состоянию Бигаку.
Зритель, рассматривающий художественную картину, должен одеть (вообразить и почувствовать на себе) виртуальные очки Бигаку.
Затем сфокусировать их на семантический центр картины.
Потом услышать хайку в тональности, резонирующей с тональностью картины.
У каждой картины есть так называемое семантическое ядро, этакий смысловой центр картины, куда внимание зрителя устремляется после ощупывания всех деталей произведения.
Это такой фокус зрения и одновременно своеобразный туннель для сознания в другое измерение, находящиеся за плоскостью картины, внутри изображённого на картине мира. Параллельной нашей реальности.
Фокусируя внимание на семантическом центре, услышьте хайку, причём постарайтесь поймать её тональность.
У каждой хайку есть своя тональность, высокая или низкая, резкая или мелодичная…
Также, как и семантика картины, семантика хайку имеет свою тональность, и тоже высокую или низкую, резкую или мелодичную…
Если вам удастся одновременно настроиться на тональности хайку и картины, вы почувствуете резонанс обоих произведений.
Это как взрыв в сознании, взрыв наслаждения увиденным и услышанным и квантового скачка в из этой реальности в другую, в реальность другого измерения внутри картины.
Такой эффект даёт применение ментальных очков со стёклами из общей семантики марки Бигаку для проникновения в другое измерение японской живописи.
Виктор Фершт