Ирисы

Страстью длинной, безмятежной
 Занялась душа моя,
 Ирис дымный, ирис нежный
 Благовония струя…

 А. Блок

Ирисы - цветы вдохновлявшие многих художников,поэтов...
Их красота захватывает своей строгостью и разнообразием форм и цвета. Всего род ирисов насчитывает около 800 видов.

Ирисы отличаются высокой зимостойкостью, к почве неприхотливы, но не переносят сильно увлажнённой почвы, поэтому их лучше высаживать на склонах. Цветы выращивают на одном месте до семи лет.

И́рис, или Каса́тик (лат. Íris) — род многолетних корневищных растений семейства Касатиковые, или Ирисовые (Iridaceae). Ирисы встречаются на всех континентах. 
За это он и получил своё название (греч. ἶρῐς — радуга).

 

( Л.Скрипниченко)

Цветы ириса известны человеку с древнейших времён. На острове Крит на фреске, которая находилась на стене Кносского дворца, изображен жрец, окружённый цветущими ирисами. Этой фреске около 4 000 лет. 

В Средние века ирисы выращивали в садах замков и монастырей, откуда были перенесены в сады горожан.

 Своё имя цветок получил в древней Греции по имени богини Ириды, которая как посланница богов сходила по радуге на землю.
Название этому цветку дал Гиппократ, греческий врач (около IV века до н. э.)

Один из самых почитаемых мастеров японской живописи и гравюры Андо Хиросиге (1797-1858) написал "Ирисы в Харикири".Его работы оказали большое влияние не только на всю последующую японскую живопись, но и на европейское искусство. В частности, большими почитателями Хиросиге были знаменитые импрессионисты Ван Гог, Гогег, Дега, Сезанн и другие.

Одни из любимым цветов Ван Гога.
Его Ирисы раскрывают всю его полноту и внутренний мир...Какое - то одиночество и красота.
Художник был убежден - что нужно во всем видеть прекрасно и сумел выразить в своих картинах сказочный мир обыденного.

"Долг художника - отражать богатство и величие природы. Мы все нуждаемся в веселье и счастье, надежде и любви. Чем более страшным, старым, злым, больным, бедным я становлюсь, тем больше я хочу отыграться, создав великолепный цвет, безупречно выстроенный, блистательный"
 

(Вид на Арль с ирисами, 1888.)


                              (Ирис, 20 мая 1889.)

Цветущие ирисы, 1889.

"Ирисы" - одно из первых полотен, написанных в лечебнице Святого Павла Мавзолийского близ Сен-Реми-де-Прованс, куда Ван Гог добровольно направился, решив сделать все, чтобы вылечиться от нервного недуга. Художник изобразил роскошные ирисы, которые он видел по дороге. Мотив картины - спелость, сочность, избыточность великолепия природы. Глубокий синий цвет превосходно выписанных ирисов составляет предельный контраст зеленому цвету листьев, заостренных и по форме напоминающих ланцет, которые вносят в композицию ритм незримых разделительных линий между цветами. Почва теплого красного тона словно бы крепко склоняет растения книзу, так же как светло-зеленый луг на заднем плане притягивает цветы к себе. Как полный контраст цветовой насыщенности изображения - белый ирис в левой части композиции, ему вторит бледно-голубой цветок, расположенный у правого края.

Ван Гог стремился, чтобы его изображения предельно точно выражали то, что он видит в природе. На протяжении всего своего творчества он старался передать непосредственные, осязательно-чувственные взаимоотношения всех элементов природы: "Это не столько язык живописи, сколько язык природы, которую нужно уметь слушать". Художник стремится погрузиться в глубь природы и почувствовать каждое "биение ее сердца".

Ирисы. Сен-Реми, май 1890.


У Клода Моне тоже есть ряд работ посвященных этим цветам.
2 работы в саду дома Художника в Живернии 1899 - 1900

("Клумба с ирисами в саду" ("Клумба с ирисами в саду художника"), 1900 г., х., м., 81 x 92 см. музей Орсе, Париж, Франция )

("Сад ирисов в Живерни", 1899-1900г., х., м., Картинная галерея Йельского унивеситета, Нью Хевен, США)

"Сад" ("Ирисы"), 1900 г., х., м., частная коллекция

"Тропа в саду Моне, Живерни", 1901-1902 г., х., м., Галерея Бельведер, Австрия

"Тропа и ирисы", 1914-1917 г., х., м., Музей Метрополитен, Нью Йорк, США

"Сиреневые ирисы", 1914-1917 г., х., м., частная коллекция

В 1914-17 гг . вторая серия работ.

"Жёлтые ирисы", 1914-1917 г.,х., м., Музей западного искусства, Токио, Япония


(Музей Мармоттан, Париж )

 Ирисы написаны среди различных трав и цветов

(Национальный музей западного искусства, Токио)

Последние 2 работы К.Моне относятся к последним годам жизни, 1924 года.
Внешне они напоминают работы 1914-17 гг, но краски и колорит стали светлее.

(Музей Мармоттан, Париж)

William Cooper
[British Painter, 1863-1943]

(Владимир Гусев родился в 1957г. в Московской области.)

Scott B. Royston "Equally Yoked"

Скот Ройстон - американский современный художник,  1974г.р)

"Я рисую акварелью, в очень реалистичном, но капризном и интенсивном стиле. Чаще всего я пишу цветы, натюрморты и портреты. 
Я пишу картины лессировками, с натуры и по фотографиям, основываясь на жизненном опыте, ведь я занимаюсь живописью уже более 25 лет." 

 "Барбара родилась и выросла в Калифорнии. Она и ее муж сейчас живут в северной части штата Нью-Йорк. 
Акварели Барбары Фокс были выставлены в персональных и групповых выставках по всей стране и завоевали многочисленные награды.". 

В Литературе тоже многие поэты и писатели заглядывались на этот цветок и воодушевлялись его красотой.
Из писем  Бунина 1940г : 

"2½ ч. Ходил по саду — заросла уже высокой травой вторая (от нижней дороги) площадка. Все еще цветет бледно-розовыми, легкими, нежными, оч. женств. цветами какого-то особого сорта вишня, цветут 2 корявых яблонки белыми (в бутонах тоже розоватыми) цветами. Ирисы цветут, нашел ветку шиповника цветущую (легкий алый цвет с желтой пыльцой в середине), какие-то цветы, вроде мака — легчайшие, но яркого оранжевого цвета... Сидел на плетеном разрушающемся кресле, смотрел на легкие и смутные как дым горы за Ниццей... Райский край! И уже сколько лет я его вижу, чувствую! Одиноко, неудобно, но переселиться под Париж... ничтожество природы, мерзкий климат!"

А.Блок - из Итальянского цикла. "Туманный ирис" = Флоренция, во многих стихах, например: 

Флоренция, ты ирис нежный; 
По ком томился я один 
Любовью длинной, безнадежной, 
Весь день в пыли твоих Кашин? 
О, сладко вспомнить безнадежность: 
Мечтать и жить в твоей глуши; 
Уйти в твой древний зной и в нежность 
Своей стареющей души... 
Но суждено нам разлучиться, 
И через дальние края 
Твой дымный ирис будет сниться, 
Как юность ранняя моя. 
Июнь 1909 

4

Жгут раскаленные камни
Мой лихорадочный взгляд.
Дымные ирисы в пламени,
Словно сейчас улетят.
О, безысходность печали,
Знаю тебя наизусть!
В черное небо Италии
Черной душою гляжусь.

Июнь 1909 ( Флоренция )

В автобиографическом эссе «Память, говори» воспроизводится фрагмент, как 28 марта 1922 года в Берлине Набоков читает матери цикл Блока об Италии, особо останавливаясь на том стихотворении, где Флоренция сравнивается с «нежным, дымным» цветком ириса. В этот же день от пули убийцы погиб В.Д. Набоков — отец писателя. Обнаженная в 1966 году связь между «отцом» и «ирисом» еще ранее была запечатлена Набоковым-Сириным в романе «Дар», где Федор видит своего «погибшего отца», идущего «по весенней, сплошь голубой от ирисов равнине», далее воссоздаются ботанические споры отца о «номенклатурной тонкости» «научного названия крохотного голубого ириса».

Константин Бальмонт - в японском цикле 1916 г.:

ЯПОНКЕ
Японка, кто видал японок,
Тот увидал мою мечту.
Он ирис повстречал в цвету,
Чей дух душист и стебель тонок.
Японка, ты полуребенок,
Ты мотылечек на лету,
Хочу вон ту и ту, и ту,
Ты ласточка и ты котенок.
Я слышал голос тысяч их,
Те звуки никогда не грубы.
Полураскрыты нежно губы, —
Как будто в них чуть спетый стих.
Всегда во всем необычайна
Японка — и японцу — тайна.

Жемчужная раковина
Мне памятен любимый небом край.
Жемчужною он раковиной в море
Возник давно, и волны в долгом хоре
Ему поют: «Живи. Не умирай».
Живи. Светись. Цвети. Люби. Играй.
Ты верным сердцем с солнцем в договоре.
Тебя хранит, весь в боевом уборе,
Влюбленный в Корень Солнца самурай.
Весь остров – как узор живого храма.
Взнесенный ирис, как светильник, нем.
Как слово песни – чаша хризантем.
Окно в простор. В нем золотая рама.
Поля. Сады. Холмы. И надо всем – 
Напев тончайших линий: Фуджи-Яма.

Гийом Аполлинер

ДЕТСТВО
Я в кипарисовом саду пряла, одна,
Следя за пряжею, - ее с веретена
Вздымал и уносил полдневный бриз игривый;
А после шла к пруду, оплаканному ивой,
Ступая медленно, пока меня жасмин
Не останавливал, и ирис рядом с ним,
Волшебный ирис цвел под лягушачьей стражей.
Мне каждый кипарис казался прялкой с пряжей,
И мирозданьем - сад, в котором боль и страсть
Даны мне, чтобы жизнь из этой пряжи прясть.
Перевод М. Яснова

Если что у меня и было так сердце из плоти
Я принес его к алтарю
Исполняя обет
Но увидел одно серебро
Серебро под тусклыми взглядами
Богородиц
А еще я увидел словно впервые
Золотые сердца Иисуса и Девы Марии
Святые сердца из мрамора
И из гипса
Которых так много в соборах
Я был пристыжен
И запрятал поглубже сердце из плоти
Сердце мое такое
Окровавленное живое
И потом я вышел со страхом глядя
Как сердца золотые пылали там в церкви
Сзади
Но сердце мое так меня стесняло
Что я закопал его в землю
Подальше
От монахов и от церквей
Принесите же черный ирис
Принесите туда где лежит оно утихомирясь
Черный ирис и розовый олеандр
Перевод М. Яснова

Вообщем- то стихи о Ирисах, которые удалось найти, не представляют собой большой ценности.Их можно даже назвать неудачными, но там , где ирисы проходят линией метафоры - получается очень изящно и красиво.

Голубой ирис - испанская сказка (немного жестокая)

У короля было три наследника, три сына, и он не знал, которому из них отдать свою корону. И вот однажды он созвал своих сыновей и сказал им:
- Я отдам корону тому из вас, кто принесет мне цветок
голубого ириса.
Сыновья пошли искать голубой ирис.
Они пошли в разные стороны.
Старший сын пошел в горы, он видел много цветов, но все они были лиловыми и не было среди них голубого ириса. Второй сын пошел в поле, он тоже видел много цветов, но цветы были желтыми, и голубого ириса среди них тоже не было. Младший сын пошел в лес и на веселой лесной лужайке нашел голубой ирис. Его листья были как стрелы, а лепестки как крылья бабочки. Один ряд лепестков опускался вниз наподобие балдахина, а другой поднимался вверх, как корона,- и все они были голубыми, как небо!
Юноша бережно спрятал цветок под рубашку, чтобы никто не увидел цветка и не отнял его. Он повернул домой и под утро на берегу Гвадалавьяра встретил своих старших братьев.
Братья спросили его:
- Что ты несешь так бережно под рубашкой?
Младший брат хотел ответить, что у него ничего нет, но
он не умел лгать и сказал:
- Я несу голубой ирис. Я нашел его на лесной лужайке.
Листья его как стрелы, а лепестки как крылья бабочки.
Один ряд опускается вниз наподобие балдахина, а другой
поднимается вверх, как голубая корона. Тогда старший брат сказал второму:
- Что нам сделать, чтобы завладеть цветком и получить корону?
Второй брат ответил:
- Убьем его.
Они так и сделали, убили брата и закопали его в прибрежном песке, а цветок взяли себе. Но цветок был только один, а братьев двое. Братья не стали спорить: они бросили жребий, и цветок достался старшему. Он принес во дворец цветок, голубой, как небо, отдал его королю, и король объявил старшего сына своим наследником.
Прошел день, прошел другой, а на третий день молодой пастух гнал свое стадо по берегу Гвадалавьяра. Он увидел, что из песка поднимается белая тростинка, срезал ее ножом и сделал из тростинки дудочку-флейту. Когда же он заиграл на ней, флейта запела:
- Ты играй, пастух, на флейте,
Ты играй без передышки,
Я нашел цветок заветный, Но меня убили братья И в песках Гвадалавьяра Закопали на рассвете.
Флейта пела так нежно, так жалостно, что пастух не мог оторвать от нее своих губ. Он шел вниз по реке и играл, он вступил в королевский сад и играл, он остановился перед дворцом и продолжал играть. Король услыхал звуки флейты и позвал пастуха:
- Поднимись во дворец и сыграй мне твою песенку!
Молодой пастух вошел во дворец, остановился перед
троном, приложил флейту к губам, и она запела:
- Ты играй, пастух, на флейте,
Ты играй без передышки,
Я нашел цветок заветный, 
Но меня убили братья 
И в песках 
Гвадалавьяра 
Закопали на рассвете.
Тогда старый король приказал позвать старших сыновей и спросил пастуха:
- Где ты взял флейту?
И пастух привел короля и его старших сыновей на берег Гвадалавьяра.
Король спросил сыновей:
- Это вы убили моего младшего сына? Братья ответили:
- Нет.
Тогда король приказал поднять песок на том месте, где рос белый тростник, и они нашли юношу живым, здоровым и невредимым. Лицо его было свежим, как салат-латук, а румянец на щеках ярче томата. Только на левой руке у юноши не хватало одного пальца, того самого, из которого вырос белый тростник.
Король обнял своего младшего сына и отдал ему свою корону, а старших братьев приказал заточить в монастырь с
толстыми стенами на высокой горе Хаваламбре.
Молодой король правил много лет, но, сколько ни старались лекари, цирюльники и ученые монахи, палец на левой руке у него так и не вырос до самой смерти. Но разве не стоит отдать палец для того, чтобы люди узнали правду?
Я в Валенсии у моря Слышал как-то эту сказку И сегодня слово в слово Рассказал вам без утайки... Сказка кончена и в небо, Словно дым по дымоходу, Поднялась над плоской крышей И растаяла в тумане.