Лишь бы не забыть

-Как же нас так занесло, нет, чтобы взять нормальную точку, в Москве, на 4 часа, отработать спокойно и через час дома…
- Да, это последний раз, когда я решаюсь ехать в какой-то непонятный город под названием… Как он там?
- Бронницы!-улыбаясь ответила я, отвечая на этот вопрос раз седьмой.
Было лето. 26 августа. Работать на постоянной работе не было желания, хотелось быстрых денег. Эта акция полностью мне подходила. Она длилась 4 дня по 8 часов и за эти дни я получила 11 тысяч. Даже дорога позже стала намного приятнее, чем можно было предположить. За 4 дня я полностью поменяла свое отношение к машинам и скорости. 160 по МКАДу и музыка, что пронизывает тебя насквозь, заполняя каждую клеточку тела, заставили меня почувствовать непреодолимое влечение к самому водителю, который являлся нашим менеджером. Сейчас , вспоминая моменты с ним, становится немного противно от своей слабости перед такой поверхностной, примитивной, мимолетной страстью. Но встретила бы я Его, главного героя моего рассказы, если бы не это увлечение?
- У тебя с собой телефон?- спросил менеджер Сережа, - мне кажется, тебе пришло сообщение.
Я видела, как он набирал текст, и не ошиблась, сообщение было от него «У тебя же нет парня? Значит скоро будет!» Я вопросительно взглянула на него, приходит следующее сообщение : «Макс».
Я как то сразу разозлилась на этого несуществующего еще в моей голове Макса. Это все было похоже на один из многочисленных приемов пикаперов, которые так плодятся и размножаются в нашем обществе.
Когда мы ехали в машине, играла музыка, и вдруг Настя взволнованно спрашивает: « О! Это же Макс поет! Откуда ты знаешь его?»
Оказалось, что Сережа хорошо знаком с группой, в которой поет этот все еще безликий для меня Макс. Но хоть я его и не представляла, меня пугало, что Настя пыталась меня убедить в том, что он мне обязательно понравится. И учитывая свой предыдущий неудачный опыт, я запретила себе ждать этой встречи и очаровываться раньше времени. Но встреча вскоре состоялась. Сережа представил нас друг другу, я старалась не смотреть на своего нового знакомого. Я почти убедила себя в своем безразличие к нему.
Я не понимала в тот вечер какой он, да и сейчас не скажу, что понимаю, но в тот вечер я подумала, что он может сделать мне больно.
Я была права отчасти. Он может сделать меня счастливой , может причинить мне страдания. А что еще мне нужно? Нет ничего ужаснее для меня, чем постоянство эмоций. Смена настроений, чувств заставляют чувствовать меня живой. Я хотела прочувствовать всю гамму эмоций и я не смогла его выкинуть из головы.
Он хотел, хотел, чтобы я стерла его из памяти, но , когда состоялась вторая случайная встреча, это стало уже невозможным.
В тот день я не удержалась перед поцелуем Сережи, который поспешил рассказать своим друзьям о победе. Я видела, как узнал об этом Макс, я заметила , как изменилось его лицо. Мне стало дико… Дико больно, стыдно, грустно. На тот момент я чувствовала себя проигравшей. Мы ехали втроем в машине, все мои мысли были о Максе. Глаза наливались слезами, хотелось исчезнуть, провалиться. На заправке Сережа вышел, мы остались вдвоем. Мы разговаривали, в тот момент я поняла, что хочу знать о нем все. Я поняла, что он другой. Такой , какого я искала в каждом, но не находила. Ему важна суть, с ним можно разговаривать. Разговаривать , как я люблю, без обмана, без утаивания своих мыслей и чувств.
Первое наше свидание состоялось 22 сентября.
День был как во сне. Я парила, но это не было такое волнение, от которого тряслись колени, ком в горле и в голове нет мыслей. Мне было спокойно и хорошо, мне было тепло.
Была суббота, в Парке Горького была музыка и веселье.
Он признался, что я понравилась ему в первую нашу встречу,он увидел во мне что-то особенное.
Мы долго разговаривали, он рассказал о том, чем делится не со всеми, мне бы очень хотелось написать об этом, но это было бы нечестно. Мне остается только держать эту спутанную информацию, которая с каждым днем теряет форму, у себя в голове.
Идя вдоль набережной, мы спустились вниз, танцевать сальсу. Мне и присниться не могло такое ощущение счастья. Рядом С ним , кажется, что нет преград. На мосту… На нашем теперь с ним мосту, он предложил залезть вверх по служебной лестнице. Ну разве я могла себе представить, что в Москве, на каблуках и с сумкой , я полезу куда-то, не обращая внимания, на прохожих мимо людей. Но , кажется, с ним можно забыть о страхах. Есть один . Я боюсь забыть его.
Я пыталась вспомнить поцелуй нежнее. Поцелуй, когда соприкасаются не только губы, тела. Я будто чувствовала его изнутри.
Следующий день – Мафия, а через день – прогулка с его другом, а затем…
Когда мы вдвоем все события сливаются в один день, нужно приложить усилия, чтобы разобрать эту путаницу из улиц, рассказов, эмоций и чувств.
На третий день мы пришли к моему старому дому. Стоя вблизи своего окна, из которого я смотрела 15 лет, мне не было больно, одиноко, грустно. Мне было тепло. Тепло оттого что, что там с ним. Мы молчали , обнимая друг друга и хотелось остановить время.
У Макса не было отношений, длившихся более 6 месяцев, но я так и не узнала конкретную причину. Возможно, я боюсь услышать ее.
Четвертая встреча привела нас на его мост. Когда мы сели, свесив ноги, подумала, что вид с моста олицетворяет уголок его души. Там было ни темно, ни светло. Это место казалось и злым и добрым одновременно, казалось, что в нем можно утонуть. И я хотела тонуть.
Вернулась туда я одна, на 5 день как мы не виделись. Это был понедельник, 1 октября.
Он писал, что у него депрессивное настроение и состояние апатии. Я набрала ему 6 раз. На 7 ой я услышала «Абонент не отвечает или временно недоступен». Я быстро встала и ушла с того места. Хотелось рыдать, кричать, смеяться, танцевать. Но оставалось просто идти, быстро идти , почти бежать, будто меня там вовсе не было.
Знакомы вроде мало, но без него, будто с дырой внутри. И с каждым днем она все больше, и заполнить ее не может, ни еда, ни новые увлечения, ни адреналин, ни музыка, ни фильмы, ни клубы, ни алкоголь. Другие люди тоже вряд ли заполнят ее. Я никогда еще не чувствовала, чтобы все мое сердце так принимало человека целиком и полностью. Никогда не желало оно быть с человеком так долго рядом.

Возникает вопрос: « Могу ли я терпеть такую печаль ради непостоянного счастья?»