монолог о любви…

Знаешь, я расскажу тебе о своей первой любви. Наверное, как и у всех, она пришла ко мне в пору юности. Я тогда учился в школе. На девятый год учебы наш класс объединили с другим классом, и вот так я оказался довольно близко от этой девочки. Она сидела чуть впереди и слева, и, конечно же, я наблюдал за ней, как она сидит, как шепчется о чем-то своем с подругой, как хмурит носик, решая задачки, какие у нее стройные ножки и еще много-много всего… Очень четко помню: во время урока она достает оранжевый апельсин, затем чистит его потихоньку, под партой. Я даже помню запах ТОГО апельсина. Она поделилась с подругой, а шкурки оставила в парте. Конечно, это было нехорошо, ведь кому-то придется убирать, но эти апельсиновые шкурки так и остались нашей с ней тайной и навсегда сохранились в моей памяти.

Было так интересно наблюдать за ней. Мне нравилось в ней все, даже странное имя Ивонна, которое я никогда раньше не слышал. Помню, как она заболела, и наша классная учительница послала меня с одной девочкой навестить Ивонну. Когда мы вошли, она лежала в кровати, чуть откинув одеяло, на ней была розовая пижама. Я не слушал, о чем она говорила с девочкой, я молча смотрел то на нее, то на обстановку комнаты, в которой она живет, стараясь разглядеть самые мельчайшие детали, ведь именно такие мелочи могут многое рассказать о своей хозяйке. Наблюдал за ее поведением, как она лежит, как поворачивает голову, как что-то говорит в ответ. Сейчас, даже как-то забавно вспоминать. А тогда это было целое событие в моей жизни…

Даже не знаю, как и когда это произошло, но я влюбился в Ивонну. Влюбился очень сильно. Хотелось просто смотреть на нее каждую секунду своей жизни, быть рядом и дышать одним воздухом. Я перестал кушать, не мог спать. Я сильно похудел, не хотел ни кого видеть и ни с кем разговаривать, меня все раздражало. Я приходил из школы и лежал, лежал, лежал, закрыв глаза и думал о ней, повторяя ее имя. Утром спешил в школу, чтобы вновь увидеть ее. Так продолжалось достаточно долго. Я устал от своей любви и такой жизни. Даже хотел отравиться таблетками или прыгнуть с крыши пятиэтажного дома, чтобы в предсмертной записке признаться ей в любви… Да, да. Сейчас я даже улыбнулся, а тогда???…

А тогда так и не смог рассказать ей о своей влюбленности. Представляешь?.. Закончилась школа и жизнь разбросала нас. Потом была армия и еще много чего… Лет семь спустя я открыл свой магазин и случайно оказалось, что Ивонна работает рядом. Отголоски первой и такой сильной любви напомнили о себе. И я решил ей рассказать о том, как любил ее. Но увидеться с ней наедине никак не получалось, случай все не представлялся, да и я все оттягивал этот разговор, постоянно находя причины и отговорки. А через неделю она пропала. Мне сказали, что ей предложили другую работу, и она уволилась. Больше я никогда ее не видел. Надеюсь, что жизнь у нее сложилась хорошо. По крайней мере, мне бы этого хотелось… Вот такой была моя первая любовь, о которой никто даже и не узнал…

Ты прав, у каждого найдётся в уголках памяти подобная история. Пожалуй, и я расскажу тебе о первой любви. И хотя история эта действительно улыбается из моей юности, но любовь была не моя, а мальчика, быть может, похожего на тебя, ко мне, тогда ещё пятнадцатилетней девочке. Он учился со мной в одном классе; жил в том же небольшом северном посёлке; засыпал ранним утром по дороге в школу в автобусе, а возвращаясь тем же маршрутом домой, так же как другие мальчишки, с безудержным и, как тогда казалось, злобным весельем комментировал наши девчоночьи разговоры, всем своим видом и весом хлопающего по спине портфеля доказывая полную ничтожность нашего существования на Земле.

Но, как это бывает во всех историях, наступает день, когда всё меняется. Встреча вчерашних мальчиков и девочек после трёх летних месяцев разъездов, поездов, бабушек, малознакомых киевских родственников, круглых пыльных арбузов и шелеста тополей… Ах, это лето!… Увы, все растворилось, но почему-то помнится гладкость горячей гальки у воды, и первый прочитанный рассказ Мопассана, и строгий взгляд деда: "Взрослые девушки не носят шорты и читают книги на лавочке в саду, а не на ветвях старой вишни…" И словно своё отражение в зеркале, видишь таких же повзрослевших после осени одноклассников, которые теперь уже не Наташки, а Натальи, и не Лёхи, а Алексеи.

А того мальчика звали Богдан. Мне не казалось его имя удивительным, скорее, наоборот. Щуплый светловолосый мальчишка, самый маленький из всех остальных. Его внезапно родившаяся любовь ко мне была большой тайной, не знать которой было невозможно. Девочки подшучивали надо мной, считая все его взгляды и вздохи в мою сторону, мальчики солидарно не приглашали танцевать на первых вечерах. Постепенно молчаливый ажиотаж одноклассников вокруг нас угас (нет времени, согласись на чью-то любовь, когда приходит своя), а Богдан по-прежнему держал молчаливую осаду. Мне именно так казалось. Однако инициатива проявилась совсем с другой стороны. Старший брат Богдана, высокий красивый парень, вернувшийся в родительский дом после неудачного поступления в техникум, пригласил вдруг меня в кино. Не буду рассказывать тебе о том, что такое единственный киносеанс в сельском клубе. О том, что пройти незаметно от всех не может даже кошка, всю свою жизнь в нём живущая. О том, что я помню то место в фильме, который так внимательно смотрела, боясь даже пошевелиться, в то время как моя ладонь впервые оказалась в руке молодого мужчины…

Нет, в этой истории ни старший брат Богдана, ни я не "нашли друг друга", как это могло бы ожидаться. Май скоротечен, пора экзаменов и сложный вопрос определения себя в заветный ВУЗ унесли меня в другой город и, как оказалось через год, в другую страну. Но спустя некоторое время я получила письмо, которое храню до сих пор. Начиналось оно словами: "Здравствуй, Юля… Ты, конечно, не знаешь, но когда мы учились в школе, я был сильно влюблён в тебя…"

Саша с Юлей взялись за руки и рассмеялись…
Начиналась весна…