О городе Хельсинки, камнях, скалах и о том, чего в Хельсинки нет.

Хотелось тёплого моря и солнца. Грезились пляжи Туниса с шариками, которые волны скатывают из водорослей, развалины Карфагена, минареты Кайруана… Но, вероятно, сёстры Мойры по другому распланировали мою жизнь на лето 2011 года. Вместо Туниса – неделя в Финляндии.
18 июля самолёт компании Финнэйр, компактный и аккуратный, точно по расписанию приземлился в аэропорту Вантаа. До Хельсинки на такси ехали 20 минут. Идеально ровная трасса, невысокие ёлки и берёзки по сторонам, улыбчивый спокойный парень за рулём. В центре города немногочисленные прохожие, пустынные улицы – утро, рабочий день. На широких зелёных газонах кое-кто загорает. Свежий морской воздух, тепло…
Да, полно, неужели это столица Финляндии? А…? Всё вроде бы на месте - бронзовый Маннергейм на коне, многоколонный портик Сената, аалтовский белоснежный дворец «Финляндия» – всё как в проспектах. Но проспекты – проспектами – а жизнь, она иная. Тут выбоина, там грязь, где-то фасад облупился. Пробки опять же. Реклама назойливая. Шум – гам. Бродяги на скамейках. Дорогие машины, разодетые блондинки с собачками
Нет выбоин на дорогах Хельсинки. Нет пробок. Не видно наружной рекламы. Да не просто не видно. Наружной рекламы практически нет. Шума – гама тоже. Бродяг нет и разодетых блондинок тоже.
Как там, у Даниила Хармса? «и спины у него не было, и хребта у него не было, и никаких внутренностей у него не было. Ничего не было! Так что непонятно, о ком идёт речь.»
Не будем лукавить. Речь идёт о Хельсинки, Гельсингфорсе по- шведски. Все надписи там, кстати, на двух языках. Нет, второй не английский, как вы подумали, а шведский. Потому что 47% населения в Финляндии – шведы. Это только в нашем славном Екатеринбурге почти все надписи дублируются на английском, хотя ни одного англичанина можно и за целый день не встретить. А туда же. Sale…
Чего ещё нет в финской столице? Стеклянных небоскрёбов нет. Неухоженных домов и дворов нет. Нервных дёрганых людей нет. Пиво из горлышка не пьют. Не ругаются.
А вот камня природного в избытке. В любых видах. Природные скальные выступы из розового и серого гранита то тут, то там – на газонах, между домов. Даже церковь в районе Тёёлё (Temppeliaukion Кirkko) архитекторы Тимо и Туомо Суомалайнены построили в 1969 году, вырубив внутренний объем храма в скале. Купол из бетонных ребер, стекла и медных пластин, уложенных по спирали, опирается на стены- скалы. Церковь невелика и почти незаметна с улицы. Рядовые туристы туда не ходят. А для архитекторов – это культовое место.
- Как? Ты был в Хельсинки и церковь в Тёёлё не видел? И постройки Аалто не смотрел?
- Да смотрел, смотрел… Лет тридцать назад визжал бы от восторга.
- А сегодня? Что сегодня греет?
- Северный модерн. Каменные кружева. Гранитные шары, тумбы, рустованные арки, каменные эркеры… ступени, мощёные камнем дорожки… Розовый гранит., серый гранит, габбро. Да в сочетании с полированным стеклом и натуральным деревом…
- Ну, ты сейчас расплачешься.
- Расплачешься, пожалуй, когда на Урале, в родном городе с камнем в каменном крае работать разучились. Вроде облицовывают змеевиком, габбро, гранитом – а плиточки тоненькие, гаденькие, по цвету не подобранные - через год отваливаются. Дело даже не в том, что гастарбайтеры корявыми руками их приклеивают, а в том, что проектировщики забыли, как грамотно каменные конструкции проектировать. Забыли, как выглядят выкружки в мраморе или в граните. Я уж о гуськах и прочих вещах не говорю. И люди забыли, как может выглядеть город с домами, облицованными натуральным камнем. А ведь гордиться могли бы уральцы своим каменным городом.
- Ну, так рыба с головы…
- И слаще морковки…
- Слаще морковки у нас за границей. В Финляндии, например, где до сих пор живут по законам, принятым в Российской империи.
- Так там другая цивилизация. У них и чиновники на людей похожи.
- Это точно. И на городском пляже гуси рядом с людьми сидят. Никто никому не мешает. И музыка не гремит.
- И море в черте города чистое. Купаться приятно.
- Фантастика. Язык только сложный. Йоулупукки – Дед Мороз, значит. Лаппеенранта – город так называется. Аёёуума, короче.
- Да нам там и не выжить. Слишком спокойно и чисто. А мы уже травленые…
Хельсинки, конечно, не Тунис. Это, как говорят, большая разница, но никаких сожалений нет. Были гуси на городском пляже. ( Есть соответствующий фотоотчёт). И обеды в ресторанчике на Сенатской площади (печёнку в морошковом соусе готовят там на славу). Николаевский собор был осмотрен со всех сторон - немецкий архитектор Людвиг Энгель, построивший этот собор в середине ХIХ века, конечно не Огюст Монферран, но собор в морской панораме Хельсинки выглядит вполне достойно. Хороша и Успенская церковь на скале… и облицованные гранитом доходные дома начала ХХ века. И хороши вовсе не потому, что являются архитектурными шедеврами, а потому что жители любят свои дома, церкви, скалы, любят камни и умеют из них строить. И ещё была поездка на катере в крепость Суоменлинна, она же Свеаборг. А вот в музей Современного искусства, похожий на фабрику, идти не захотелось, хотя был он близко, напротив гостиницы

1.
IMG_1645 (700x525, 474Kb)

1.
IMG_1787 (700x525, 502Kb)