Однажды в студенную зимнюю пору.

Однажды в студеную зимнюю пору.

Зима в тот год выдалась суровая, с пронизывающими ветрами и обильными снегопадами. Из солдатских казарм никому выходить не хотелось. Наступил субботний вечер. Свободные от дежурств солдаты слонялись из угла в угол, травили всякие байки, анекдоты. Кто-то уже больше часа играл на гитаре.

Внезапно погас свет. Но разговоры продолжались и в темноте. Какое-то разнообразие внес голос, внезапно вошедшего с холода в казарму солдата: "Горит военторг,айда смотреть". Нашлись любопытные, которых два раза приглашать не надо. Кто добежал до военторга, увидел следующую картину-вовсю полыхающий огонь освещал все вокруг.

Оцепление из солдат стройбатa, вооруженныx автоматами, не пропускалo никого к горящему магазину. Вокруг было полно любопытствующих военнослужащих и гражданских лиц. У всех почему- то было приподнятое настроение.

Пожар внес какое-то разнообразие в скучную жизнь военгородка. Кто-то приволок баян и при свете огня начались танцы. И только к одиннадцати часам все вернулись "домой" , к вечерней поверке. Наутро был обычный развод.

- Кто желает идти помогать загружать в грузовики уцелевшие в пожаре товары,шаг вперед! -торжественным голосом произнес командир части. От желающих на такую "трудную работу", не было отбоя. Но такую честь предоставили не всем

Повезло 15и, пока еще ни в чем не провинившемся солдатам. Командир приказал: -Сержант берете отобранных солдат и поступаете в распоряжение подполковника Гусева, который сейчас командует оцеплением.

Прибыв на место и доложив подполковнику, что прибыли по приказу помогать расчищать пожарище, отправились в барак ждать дальнейших распоряжений. Люди,не допущенные внутрь оцепления, рыскали вокруг собирали в снегу, повсюду рассыпанный рафинад.Откуда он там взялся - бог его знает.

Наконец-то позвали нашу братию и мы ринулись во внутрь оцепления, во двор бывшего военторга. Позже нам рассказывали, что самое ценное утащили еще вчера те, что стояли в оцеплении( часы и всякое такое). Повсюду валялись продукты и различные предметы с промтоварного отдела. Холодильники и то, что осталось от телевизоров ,не удостаивалось нашего внимание.

Все, находящиеся во дворе, набивали карманы шинелей и бушлатов товарами народного потребления, которые были не доступны нам с первого дня службы. Скоро мои карманы наполнились шоколадом Аленка, яичным шампунем и перочинными ножиками. Курящие набивали карманы в основном сигаретами импортного производства.

Рядом стоящий ефрейтор Шпинюк, стоя с переполненным от товара карманами, в ажиотаже стал выгружать мои карманы и старался запихнуть мне какой-то лосьон от облысения,крича при этом, что есть надежда, что у него вырастут волосы на голове.

Внезапно где-то сбоку у забора, я услышал молящий голос какого-то офицера,стоявшего по ту сторону забора у выломанной доски. Офицер пытался поднять каркас с уцелевшими деталями телевизора и ему никак это не удавалось сделать. Он умолял меня:"Сынок подсоби, перекинь телевизор на эту сторону". Этот самозваный папаша был приблизительно моего возраста.

Мне не составляло труда помочь этому бедолаге. Несмотря на сильный мороз,всем участникам этого действа было очень жарко.У некоторых шапки попадали в снег, но они этого не замечали. Во двор заехал синий самосвал. Последовал приказ грузить все в кузов без разбора. На верх самосвала я отправил рядового Носкова.

Скоро самосвал был заполнен до отказа, в основном банками сгущенки, ящичками шоколада и.т.д. Внезапно слышу Носков кричит: "Сашок лови" и в меня летит сверху громадный круг голландского сыра(Толик не мог позволить себе увезти такую роскошь подальше от друзей). Я еле увернулся, и сыр угодил кому-то в спину, отчего пострадавший поскользнулся и упал. Послышалась не совсем цензурная речь.

Самосвал уезжал со двора. Вдогонку самосвалу неслись советы Толику Носкову сбрасывать по дороге самое существенное и главное запомнить,куда он бросил. Скоро утомленные зимним солнцем пустыни, довольные и веселые , мы медленным не строевым шагом возвращались в свою родную казарму.

Неделю мы вообще не ходили на ужин,ели только хлеб и сгущенку, при этом вовсю шел товарообмен. Меняли ножики на шоколад Аленка, несколько плиток шоколада на сгущенку и.т. д. Один сельский парень проявил смекалку, сделал из большой горбушки хлеба ванночку, предварительно вынув из нее мякоть, и когда делили между собой сгущенку на хлеб, подставлял это не хитрое приспособление для удовлетворения своих животных потребностей.

Потом потянулись обычные будни. Все с удовольствием вспоминали о пожаре.Все свалили на короткое замыкание, как основную причину пожара. Правда потом высказывалось мнение,что поджег умышленный, с целью скрыть крупную недостачу.