Портреты

Он стоит на остановке троллейбуса. Руки прижаты к телу глубоко в карманах, а рот спрятан в воротник. Еще бы - на улице -24. Зеленая адидасовская шапка иногда приоткрывает уши с наушниками. Парень немного перепрыгивает с ноги на ногу. Плечи подняты. Холод сказывается в каждом движении. На секунду он поворачивается в мою сторону, и я сразу отмечаю живые, зеленые глаза. Они смотрят ровно на меня. В течение двух-трех секунд мы разглядываем друг друга, а потом он поворачивается к дороге. Снова ритмичные прыжки.

Я встаю с ограждения, так как сидеть невыносимо холодно.Дальше следует небрежный, скромный соскок с тротуара, и вот я на дороге. Немного нагинаюсь вперед и вижу все,что происходит за поворотом. Ни одного троллейбуса. Как обычно. Мой 35 все время попадает в пробки даже там, где их нет. Каждый светофор будто бы нарочно зажигается красным на его пути. Ждать так можно вечно. Но лучше уж ждать, чем переть 5 км пешком при такой погоде.

Незнакомец видимо тоже прекрасно знает особенности этого маршрута. Не беситься,А просто спокойно ждет.
Боже мой, какие глаза. На меня они всегда первыми производят впечатление. От нечего делать пытаюсь вспомнить его лицо. Бестолку. Только глаза.

Проходит 8 минут. Две медлительных бабульки решают идти домой (это слышно из разговора) и уходят, оставляя остановку только мне. И ему.

Я иду на их место. Сажусь и закрываю глаза. Кажется, будто бы холод пробрал и мозг, и мысли, и любые чувства. Ах, ну да, я же ничего не чувствую кроме озноба.
Решаю повторить стих по литературе. Некрасов превзошел всех остальных поэтов - его стихотворение я не могла выучить даже за пол часа.
Чувствую шевеление рядом. Открываю глаза, поворачиваю голову и вижу того самого мальчика. Он смотрит прямо на меня. Глаза и рот смеются, и я улыбаюсь.
" Немного морозит сегодня,да? Но зато Москва красивая", - тихо, но предельно понятно сказал незнакомец.
Я кивнула, не зная что ответить. Он снова улыбнулся.
Не прошло и 10 секунд, как троллейбус показался из-за поворота.
"Магия. Нам везет", - он слабо пихает меня в плечо, чтобы подбодрить, и встает с лавки.

Пока я покупаю билет, он уже садится рядом с какой-то женщиной. Засовываю проездной штрихкодом вперед и прохожу через турникет. Глупая система.

Беззубый, грустный старичок, сидящий у окна, смотрит на меня и улыбается. Улыбка очень аккуратна, но я чувствую ее искренность. Мое решение - сесть рядом с ним. На протяжении 5 минут он рассказывает мне про Россию, его жену Марию Александровну и внука Сашу, который в сентябре пошел в первый класс. Валерий Петрович,так он представился, описал, как провожал маленького Сашу в школу и как гордился им.Я слушаю и еле сдерживаю слезы. Этот человек прожил свою жизнь, и вот он делится последним, что у него осталось.

Я выхожу на "Улице 1905 года". Долго прощаюсь с уже счастливым дедулькой и подхожу к двери. Заставляю себя бросить взгляд на то место, куда сел обладатель зеленых глаз. Он ловит мой взгляд и, опять улыбаясь, машет рукой. Я грустно улыбаюсь в ответ и поднимаю руку, прощаясь. Выхожу из троллейбуса сразу при открытии дверей.
Зеленые глаза не выходят из головы.
Этого молодого человека я больше не увижу никогда. Но почему-то фраза, произнесенная на остановке, до сих пор у меня в мыслях.

"Но зато Москва красивая". А ведь и вправду. Зачем искать минусы, когда столько плюсов.
Москва ведь красивая.
331213 (700x424, 82Kb)