Старый альбом

Где-то в глубине моего старенького книжного шкафа, на самой нижней полке, хранятся несколько старых альбомов с фотографиями. И когда становится очень-очень грустно и даже тоскливо, я говорю себе, что мои родители сейчас там, где им хорошо, там, где они вместе и они смотрят на меня оттуда, сверху и бесконечно радуются тому, что я живу, что я счастлива, что у меня есть такой изумительный сын... И тогда я достаю самый старый альбом и листаю его... Он пахнет вечностью и покоем, счастьем и любовью... Половина фотографий из этого альбома уже давно перекочевала в большой альбом с белыми листами, а этот... этот я люблю больше всего...

Вот первая фотография... На нем мой папочка.. мой юный папуля с густой черной шевелюрой. Сколько ему здесь лет? 18? 20? Белая рубашка, серый костюм в полоску, купленный где-то в райцентре в универмаге... И улыбка.. широкая, искренняя, счастливая... Он был в семье младшим, любимым.. Добрый, умный, справедливый... Мой папочка...
Рядом с папой бабуля моя, она улыбается.. не потому, что все в жизни у нее легко и просто, нет... а потому, что рядом с ней двое из четырех ее детей и ее младший брат... Муж не пришел с войны, погиб в 41-м в боях под Курском. Она поднимала детей сама и никогда не жаловалась... Только вздыхала иногда по ночам и горячо благодарила Бога за каждый прожитый день. Там, в маленьком домике в маленьком селе я впервые увидела иконы и горящий огонек лампады, впервые услышала молитву и получила первые зернышки своей веры...
Там было всегда тепло и вкусно пахло хлебом и луговыми травами... Летом можно было однажды утром услышать отчаянный писк доброй полусотни цыиплят, которых бабушка заносила "в хату" от агрессивного внимания всего курятника... Я тогда тогда соскакивала с высоченной кровати и шлепала босыми ногами в угол светелки на этот веселый звук.. Поднимала покрывало с огромного сита и видела эти копошащиеся желтые комочки.. Они казались мне игрушечными. И пшено, которое я им бросала - тоже было игрушечным как будто...

А вот мои мамуля и папуля вместе... Юные, красивые.. Или они только кажутся мне юными? Когда они расписались, им было по 28 лет... Ну какие же они счастливые... Когра они приходили на танцы в скверик, все говорили, что это брат и сестра пришли... Ониоставались похожими всю жизнь. Моя певунья мамочка, хохотушка и плясунья, и мой серьезный папочка, прятавший в уголках губ улыбку, когда я задавала свои серьезные детские вопросы...

А вот эту фотографию я никогда почему-то не понимала... Красивенная мама, похожая на молодую Валентину Толкунову, гордый папа, между ними - мой старший брат со смешной пионерской челкой. А меня нет. Как это: они есть, а меня нет? и где я? И как это: "Тебя еще и в проекте не было?" А где же я была?

Переворачиваются желтые страницы с синими ажурными уголками для вставки фотографий... Здесь они еще живы - мои родные и любимые... Те, рядом с которыми я могла оставаться ребенком... К кому могла прийти и положить голову на плечо... И посидеть на кухне за кружкой чаю и неспешными разговором... Послушать о бедном детстве и ссылке куда-то на север... Посмотреть на их лица, изрезанные паутиной морщинок... Заглянуть в папины когда-то васильково-синие, а потом уже небесно-голубые глаза. Сделать ему компресс на больную ногу и терпеливо учиться его стричь, потому что он во мне не сомневается. Выслушать мамулины жалобы и очередные просьбы не мучиться с ней ослабшей и ослепшей от болезни, а сдать ее в больницу насовсем... Поругать ее за то, что она вообще может об этом думать... А потом весь свой единственный выходной искать во всех магазинах и на всех рынках ее любимые конфеты "Аркадия"

Как жаль, что сейчас между нами эти коричневые страницы старого альбома и вечность... Нельзя попросить прощения за собственную невнимательность и вредность, за свою вечную спешку... Вернуть бы то время... Я бы кормила маму с ложечки и говила любимые папины котлеты, выслушивала бы его упреки в том, что у мамы борщ вкуснее, слушалась бы всех их указаний и надевала бы шапку весной и осенью... Я была бы самой послушной взрослой дочерью всех времен и народов...

Я закрываю этот коричневый альбом с тиснением Кремля и надписью "Москва" на обложке... И чувствую, что все равно они рядом... Мои любимые родители, два моих ангела-хранителя...
_________________