Статья 842

Это цитата сообщения FRAY_TATIANA Оригинальное сообщениеГрустная сказка об "Алых парусах"


(500x500)


АЛЫЕ ПАРУСА

Сказками я с дочкой провожаю
Каждый день вечернюю зарю:
Коням в стойлах гривы заплетаю,
Перстни красным девушкам дарю.

И от перьев пойманной жар-птицы
Обгорают пальцы у меня,
А звезда во лбу у царь-девицы
Светит ночью ярче света дня.

Но в глаза мне дочка смотрит прямо:
- Расскажи мне сказку поновей,
Сказку, что когда-то ты и мама
Полюбили в юности своей.

Ох, как не люблю я просьбы эти!...
Все ж придется рассказать. Изволь,
Ну, так вот. Жила-была на свете
Девочка по имени Ассоль.

Странная она была девчонка -
Только к морю направляла взгляд,
Принимая каждую лодчонку
За пунцовопарусный фрегат.

Платьишко - заплата на заплате.
Но упрямо сжат был дерзкий рот;
"Капитан приедет на фрегате,
И меня с собою заберет!"

Как жилось девчонке этой трудно,
Легче даже Золушке жилось!
Но уж как мечталось непробудно!
А в мечтах и радости и злость.

Злость к подругам, к мелочным соседям,
Для которых сказка - лишь обман,
Кто твердит: "Вовеки не приедет
Твой великолепный капитан".

Зависть не нуждалась и в ответе!..
Ветром принесло морскую соль,
И, ее вдохнувши, на рассвете
Выбежала на берег Ассоль.

Море ноги ей расцеловало,
А она, легко вбежав в прибой,
Даже чаек крик перекричала,
И ее услышал рулевой.

Брызги волн ей замочили юбку,
Холоден был утренний туман...
Но уже неслась навстречу шлюпка,
И стоял на шлюпке капитан.

У Ассоль спросил он только имя,
И тогда-то, ослепив глаза,
Сказка окаянная над ними
Алые взметнула паруса!

Так я дочку развлекаю к ночи...
Пусть про нас с усмешкой говорят,
Что от парусов остались клочья
И на камни наскочил фрегат.

А на этих клочьях только дыры,
Да и те, мол, выточила моль,
Что половиками для квартиры
Бросила их под ноги Ассоль.

Что, мол, капитан теперь в отставке,
Путь его - не впрямь, а наугад...
Дочка! Мы внесем свои поправки:
Люди ведь неправду говорят!

Дочка отвечает: - Что за толки!
Мы рассеем их за полчаса.
Я сама сумею без иголки,
Снова сшить такие паруса,

Что корабль сорвется сразу с мели,
Полетит в морскую синеву...-
Только бы мы вместе захотели
Эту сказку вспомнить наяву!

Сергей Наровчатов

1954


 

Как же сложилась реальная жизнь автора книги "Алые паруса" Александра Грина и его Ассоль?

 

 

 

Его Ассоль. Нина Грин

Они познакомились случайно в издательстве газеты «Петербургское эхо», 37-летний Александр Степанович Гриневский, печатавшийся под псевдонимом Грин и 23-летняя Нина Николаевна Миронова, ставшая его Ассолью, единственной любовью, опорой и единомышленницей. За его плечами мятежная жизнь, поиски себя и неудачный брак. Она сумеет рассмотреть в нем романтика с чистой сильной душой, а он посвятит ей свою бессмертную феерию «Алые паруса» о великой силе любви и человеческого духа. А еще он будет называть ее «феей волшебного ситечка», так как всегда прочитывал ей свои рукописи, будто пропуская через любимое существо увиденное в глубинах своей творческой фантазии.

Хотя Нина не собиралась венчаться или как-то регистрировать отношения, истинный рыцарь Грин сумел хитростью привести ее в ЗАГС. Максим Горький выхлопотал молодым комнату в Доме литераторов и писательский паек. Денег постоянно не хватало, но романтик Грин мог посвящать любимой самые сумасшедшие порывы своей прекрасной души. Мог продать свое единственное пальто, чтобы преподнести в ее день рождения корзину белых роз.

«Я засыпаю полная душевного мира и тепла. Александр Степанович дал мне это», - напишет в своих воспоминаниях о писателе Нина Николаевна.

В конце 20-х годов издательства практически не принимали рукописей Грина. В стране победившего пролетариата, утверждавшего новые идеалы и героев реализма никому не нужны оказались волшебные видения романтика и символиста.

Супруги переезжают сначала в Феодосию, а в 1931 году в Старый Крым. Их крохотный домик утопает в пышной зелени сада, в его комнате помещаются только стул, стол и кровать, но именно здесь начинается его «болдинская осень», и он погружается в свой выстраданный волшебный мир. Здесь они были счастливы, часами сидя у теплого моря с книгами и рукоделием. Было много любви и было много боли. Грина не печатали, пенсию не платили, М. Горький отказался откликнуться. Как всякая ранимая душа Грин искал способ закрыться от реальности. Ни для кого не было секретом его пьянство. Она с достоинством, без упреков принимала это, в гостях объясняла свое молчание так: «Конечно, было бы пикантнее, если жена стала бы уговаривать и лить слезы, а мне было у вас интересно и занимательно».

Фактически от недоедания и тоски писатель тяжело заболел. Вначале поставили воспаление легких, но оказалось страшнее - рак. Впоследствии, недоброжелатели будут говорить, что Нина бросила его умирать на соломе, в одиночестве. В действительности, он умирал на ее руках, и до последнего дня на его окне появлялись свежие цветы, срезанные ее руками. В июле 1932 писателя не стало, а его Ассоль стала жить мечтой создать музей Грина. Ее поддержал Константин Паустовский, присоединились Э.Багрицкий, В.Катаев, Ю.Олеша. Они обратились в издательство «Советская литература» с просьбой опубликовать сборник рассказов писателя «Фантастические новеллы». На гонорар в 1934 году Нина Николаевна построила новый дом, а в их старом доме по крупицам стала собирать все, что хранило память о Грине.

К этому моменту она вышла замуж за феодосийского врача, долгое время лечившего Грина и присутствующего на последнем консилиуме у постели умирающего. Брак быстро распался, а запланированное открытие музея перечеркнула начавшаяся война. Нина осталась без денег с душевнобольной матерью на руках. Зная, что таких больных фашисты расстреливают, оказавшись в полном отчаянии, она принимает предложение пойти работать в немецкое издание «Старокрымский бюллетень», печатавшее хронику и сводки. Работа была чисто техническая, но именно за это ее назвали предателем. Когда-то односельчане несли в дом к умирающему писателю продукты и дефицитный чай, стараясь помочь Нине, теперь ее ненавидели, даже не зная, что эта удивительная женщина спасла жизнь 13-ти человек. Их взяли в заложники, когда был убит немецкий офицер, и каким-то чудом ей удалось договориться в комендатуре о залоге.

После смерти матери Нина пыталась уехать в Одессу, наши войска подходили к Крыму, говорили, что всех, кто сотрудничал с немцами, ждет расстрел. По дороге Нина попала в облаву, вначале 800 человек держали в одном доме, потом распределили по вагонам и отправили в Германию. Нина оказалась в лагере под Бреслау, а когда немцы стали угонять пленных дальше, смогла в общей панике спастись и вернуться к своим. «Я познала всю жестокость тоски по родине и никому не желаю ее пережить». Она еще не знала, как ее Родина умеет калечить хрупкие души романтиков. В доме Грина местный секретарь райкома устроил курятник, а вскоре Нину как предательницу отправили на 10 лет в лагеря. В жутком Астраханском лагере, куда отправляли умирать изможденных или провинившихся она работала в санчасти. Местный врач скажет о ней: «В Университете у нас был предмет врачебная этика, но Вы были первым человеком, встреченным мной, который применял эту этику в жизни». Эта хрупкая женщина пользовалась авторитетом у самых матерых зеков, обладая природным изяществом и врожденной грациозностью, она могла есть тюремную баланду, словно изысканное кушанье. В изголовье ее кровати помещалась чудом сохраненная фотография мужа, к которой она каждый день клала зеленый листок или травинку вместо цветов.

О своей жизни на свободе она скажет: «Все в душе – как куча разорванных окровавленных тряпок», ведь осталась лишь мечта о музее Грина, а за нее надо было бороться с властями, с безразличной общественностью, с самой советской действительностью. Но ее любящее сердце преодолеет все, и чудом сохранившиеся у друзей вещи вернутся на свои места. Музей Грина в Старом Крыме откроется на общественных началах в 1960 году. Но власти не оставят Нину в покое даже после ее смерти в 1970 году, несмотря на ее духовное завещание, ее, как изменницу родины, отказались похоронить рядом с мужем, и тогда, через год близкие друзья втайне, ночью выкопают саперными лопатами гроб и перезахоронят его в одной могиле с Грином.

Однажды Нина Николаевна была приглашена в театр, где ставили балет «Алые паруса». Неожиданно в зале громко объявили, что здесь находится сама Ассоль. Свет направили на ложу, где сидела поседевшая, но по-прежнему красивая женщина. Зрители встали и понесли в ложу цветы. Цветы для Ассоли Александра Грина.

P.S. В 2001 году, через 30 лет после смерти, Н.Н. Грин была реабилитирована.

 

http://kinglena.com/content/ego-assol-nina-grin

АССОЛЬ

Проходит жизнь, как сон, как боль.
Мечты сдаются и стареют.
И постаревшая Ассоль
Уходит, не дождавшись Грея.

Лишь отблеск алых парусов
Почудится в слезинке горькой,
Когда надломленная гордость
Опять откликнется на зов.

И вновь она вбежит в волну,
Раскинув жалобные руки,
Неотвратимый час разлуки
Как бы стараясь оттолкнуть...

Мгновенье счастием закружит,
Заставит верить терпеливо...
Пока сухая явь отлива
Надежды дно не обнажит...

И, обманувшись тишиной,
Миражным скрипом мачт и вёсел,
Простившись с морем и с собой,
Она уходит в ночь - без вёсен.

Наталья Варлей

 

         

undina77