Улигершин Пёохон Петров

ПП (250x301, 27Kb)        Улигершин Пёохон Петров (1866-1943) родился в улусе Хадаахан на Уйга - острове реки Ангары близ Балаганска, ныне совхоз «Приморский» Нукутского района Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Предки П. Петрова происходили из рода Хангин, который возводил свою родословную к племени Хибэдэг хара монголы. Это нашло отражение в родовом шаманском призывании:
                                      Хамаг тумэн Хангин,
                                      Хара монгол удха....
                                      Хангин - многотысячный род,
                                      от черных монголов начало берет....

        Большой шаманский дар по генетическому коду перешел к П. Петрову, который, по мнению крупнейшего фольклориста-собирателя С.П. Балдаева, являлся непревзойденным знатоком древних языческих обрядов, «не задумываясь, словно читая по книге, доводил призывание до конца».

        Пёохон Петров слыл авторитетом не только в области шаманской поэзии, но и в знании истории бурят - монгольских родов и племен. Как носитель культуры своего народа он великолепно знал его обычаи и обряды, умел читать книгу природы и толковать ее знаки и приметы. Ему доверяли тайну своих названий вершины и пади окрестных гор и холмов, речки и озера, людские селения и стойбища. О многом мог поведать приангарский мудрец - старожил. Недаром в советское время П. Петров становится лучшим гидом - краеведом открытого в 1934 г. колхозного музея.

        Но природный дар, любовь к старине и феноменальная память с особой силой сказались в знании родного фольклора и прежде всего героического эпоса «Гэсэр», который обессмертил имя своего сказителя. Великое сказание, зародившееся в недрах Центральной Азии, куда входил географически и исторически регион Прибайкалья, находило своих достойных поэтов, хранителей и исполнителей. Имена многих и многих сказителей - гэсэршинов канули в Лету, но время и судьба выдвинули Пёохона Петрова в число выдающихся сказителей XX века. Неиссякаемый источник народного твор­чества и богатая эпическая традиция родного края подготовили появление именитого рапсода. Известно, что его отец Петруунха Бааниев (Петр Иванов) был незаурядным улигершином. От него и услышал впервые П. Петров сказание о Гэсэре.

       Но исполнение «Гэсэра» зиждется на безукоризненУлигершин Пёохон Петровном знании всего фольклорного богатства. Малые формы фольклора являются как бы ступеньками, ведущими к вершине эпической поэзии. Пёохон Петров с детских лет успешно прошел народную школу сказительского усовершенствования, чтобы стать «образцовым улигершином, донесшим до нас традиционное «унгинское» исполнение улигеров». Он знал до двадцати больших эпических произведений, которые вкупе составляют свыше 100 тысяч стихотворных строк. А если сюда добавить десятки высокохудожественных сказок, множество легенд и преданий, пословиц и поговорок, загадок и шаманских песнопений, то все это составило бы многотомную библиотеку, которую улигершин П. Петров хранил в памяти, мог наизусть воспроизвести любую страницу народно-поэтического творчества.

       Исполнял улигеры П. Петров только сказыванием (речитативом). Так, С.П. Балдаев пишет: «Улигеры не пел, а рассказывал - тооложэ хэлэдэг. Петь он не мог: не было голоса… рассказывал он улигеры стихотворно, не задумы­ваясь и не останавливаясь ни на минуту - только успевай записывать... Памятью он обладал феноменальной». Он был противником сокращенной передачи «Гэсэра», считал также, что улигеры нельзя исполнять днем, без всякого на то повода, что исполнение должно быть подготовленным.

       К сожалению, далеко не все удалось записать фольклористам из уст замечательного сказителя. Но и то, что удалось перенести на бумагу собирателям Р.Ф. Тугутову, С.П. Балдаеву, А.И. Шадаеву, дает представление о творческом потенциале П. Петрова. Особо следует сказать об И.Н. Мадасоне, известном поэте и фольклористе, успевшем записать в самом начале 40-х гг. у Пёохона Петрова, незадолго до его кончины, 12537 драгоценных стихотворных строк. «Абай Гэсэр», записанный им один из самых полных вариантов унгинской Гэсэриады. Сказитель в стройной последовательности передал все основные части и эпизоды, рассказал обо всех походах и битвах своего любимого героя. Только одна «глава» о борьбе Гэсэра с Дьяволом Чугунным Кнутом (Шэрэм Мината) передана кратко. Но следует сказать, что не все сказители решаются на повествование о борьбе с этим самым страшным врагом Гэсэра. Так, например, этой «главы» нет у П. Дмитриева, хотя, несомненно, ее содержание было ему известно. «Абай Гэсэр» П. Петрова имеет дополнительные «главы» об исполинском змее Абарга,

о Саган Баторе (Белом богатыре), о четырех последышах мира (Эби дурбэн хэнзэ), которых нет у других сказителей.

       Варианту П. Петрова - одному из лучших в бурятской «Гэсэриаде» - была суждена большая дорога. В 1960 г. в г. Улан - Удэ увидело свет научное - впервые в бурятской фольклористике - издание этой жемчужины эпического наследия. Вступительная статья, подготовка текста, перевод на русский язык и комментарии к нему принадлежат А.И. Уланову, корифею бурятского гэсэроведения.

       Вариант П. Петрова лег в основу сводного текста литературно-художественного издания «Абай Гэсэр хубуун» Н. Балдано, которое было издано в 1959 г. в Улан-Удэ и переиздано спустя десять лет. Этот «Гэсэр» - правда, далеко не в полном виде - дважды выходил в Москве в издательстве «Художественная литература» (1968 г. и 1973 г.) в переводе С. Липкина. Им же издана повесть для детей по мотивам бурятского эпоса «Держава утренних жаворонков» (Москва, 1968). Подобный пересказ в прозе предпринял писатель М. Степанов, чья книга «Карающий меч Гэсэра» выдержала три издания в Улан - Удэ в 1964, 1969 и 1994 гг.

       Полный поэтический перевод «Гэсэра» на русском языке В. Солоухина вышел в 1986 г. в г. Улан-Удэ и спустя два года в г. Москве. Новым этапом на пути к широкому читателю явился поэтический перевод сказительского варианта Пёохона Петрова, осуществленный А. Преловским. Эта книга под названием «Великий Гэсэр» была опубликована в Москве в 1Улигершин Пёохон Петров999 г. Есть определенная символика в том, что изданием бурятской «Гэсэриады», вершинного произведения фольклора народов Центральной Азии и Сибири, завершилось II тысячелетие, признанное международной общественностью, как и тысячелетие Чингисхана.

       Также следует напомнить, что именно в селе Хадаахан - родине П. Петрова - в связи со 125-летием со дня его рождения состоялось в августе 1991 г. народное празднество, положившее начало бурятской Гэсэриаде, посвященной

1000-летию эпоса «Гэсэр». Там же было освящено и поднято знамя Гэсэра, ставшее символом возрождения вековых традиций и обычаев, символом духовного единения и бессмертия народа, живущего на берегах священного Байкала.

       Смуглолицый и высоколобый, среднего роста и крепкого телосложения, трудолюбивый и мудрый - таким запомнился землякам народный сказитель Пеохон Петрович Петров. Он любил родную речь, верил в магическую животворную силу поэтического слова и духовно был сродни эпическим богатырям Гэсэра, которые благодаря таланту улигершина воспряли из глубин тысячелетий во имя служения будущему. Жизнь сказителя - искорка быстрых мгновений. Песнь сказителя - пламень в сердцах поколений.

4421052_8 (45x52, 1Kb)