Утро

Расцветало солнечное летнее утро. Солнце медленно поднималось из-за горизонта, лениво и неохотно освещая небольшой приморский городок.
Они сидели в трубе. Из таких бетонных труб обычно делают шахты люков или стенки колодцев. Но эта труба была особенная: она лежала на земле, была около полутора метров в диаметре, длинная, одним концом упиралась в кучу песка. Пещера, а не труба.
Укрывшись в этой «пещере» от посторонних взглядов, они завтракали. Разложив бутерброды на скатерти, представлявшей собой не что иное, как пляжную подстилку, Она оглядела стены их укрытия. «Как ты нашёл её?» - спросила Она. «Ещё весной мы с мальчишками лазали по этой заброшенной стройке, я тогда её и приметил» - не без доли гордости ответил Он. «Я сразу и подумал, что она тебе понравится». Она с благодарностью посмотрела на него и улыбнулась.
Обычно они, держась за руки, просто гуляли пешком по городу, заходя в самые дальние его закоулки. Их родители быстро поняли, что когда они вдвоём, больше им ничего не нужно… Потому они долго не настаивали, когда дети отказались поехать в загородный лагерь на лето, и спокойно уходили на работу, оставляя их одних на целый день. Но на этот раз Она захотела чего-то нового, и Он загадочно сказал ей, что знает прекрасное место, где можно устроить пикник.
«Представляешь, сегодня по радио снова обещали конец света!» - сказала Она с набитым ртом. «Что на этот раз?» - с интересом и долей иронии спросил Он. «Метеорит. Сказали, что он упадёт в Атлантический океан и нас, как и всю Европу, смоет волной цунами». Она потянулась за термосом. «А причём тут конец света? – спросил Он – Ведь если метеорит упадёт в Атлантику, то волна вряд ли сможет дойти, например, до Австралии или юга Африки. А значит, люди там должны выжить!». «Не знаю, там что-то ещё говорили про смещение земной оси, искривление её орбиты, но я не дослушала, итак чуть не опоздала на встречу с тобой». Она посмотрела на него нежным и немного виноватым взглядом, который всегда вводил Его в смущение, и за который Он мог простить Ей многое.
Любили ли они друг друга? Неизвестно. Может и так. А может это была тёплая, нежная дружба… Ни Он, ни Она тоже не дали бы на то однозначного ответа. Они просто не задумывались над этим, может быть ввиду возраста (обоим было лет 11-12), а может ввиду того, что им было просто хорошо вместе, и объяснение тому не требовалось ни Ему, ни Ей…
«Куда пойдём после завтрака?» - спросила Она. «Не знаю. – Он пожал плечами - Может быть, в восточную часть города? Солнце встаёт тоже на востоке, значит там наверно сейчас теплее». Она поёжилась. «Да, пойдём на восток…».
Солнце поднималось всё выше, заползало в их «пещеру», подбиралось светлой полоской к ногам.
Где-то далеко протяжно и тоскливо завыла сирена, но захрипела и умолкла. Она на четвереньках подползла к «выходу» и, щурясь на Солнце, выглянула наружу. «Что там такое?» - спросил Он. «Не знаю, ничего не видно. Опять пароходы друг другу сигналят наверно». Прежде чем забраться обратно, она огляделась по сторонам. Ей показалось странным, что на улице нет ни единого человека. Только где-то вдали, на пристани раздавались чьи-то голоса. «Наверно все на работе или дома спят» - подумала Она и юркнула в «пещеру».
«Что это было?» - вдруг спросила Она. Он тоже почувствовал мощный, но далёкий толчок, но с невозмутимым видом сказал: «Наверно на соседней стройке бетонная плита с крана сорвалась. Ешь». «Да нет, это не плита, так бы грохот был; это что-то иное и где-то далеко, может землетрясение?» - Она опять на четвереньках поползла к отверстию трубы. «Не знаю, вряд ли» - пробормотал Он с набитым ртом ей в след. Она высунула голову из трубы и огляделась. Вроде всё как обычно. Только людей на улице совсем нет. Её взгляд привлёк океан – он хорошо просматривался из трубы. Сначала Она не могла понять, что именно её насторожило. Океан как океан. Вот только вода как-то странно движется. Стоп. Движется? Её глаза широко раскрылись от изумления и ужаса. В них отразилась гигантская волна, надвигающаяся на прибрежный городок… «Ну что там?» - Он подобрался сзади и положил руку Ей на плечо. Она медленно повернула к Нему побледневшее личико, прямо за которым разевало пасть океанское чудовище.
Удар они не почувствовали. Волна подбросила трубу вертикально вверх, закружила её волчком и поглотила вместе с её «постояльцами». Всё это произошло почти мгновенно, они даже не успели выпасть из трубы, в то время как она вращалась вокруг них в воздухе. Он инстинктивно успел сделать глубокий вдох – когда-то давно Он ходил на плавание.
Вода прибывала очень быстро, сметая и поглощая всё на своём пути. Когда они опомнились, то поняли, что висят вертикально в толще океана в метре друг от друга. Как по сигналу оба посмотрели вверх. Там, над головой, где-то очень высоко, сквозь воду виднелось мутное, размытое, искрящееся Солнце. По мере прибывания воды оно всё больше затухало, становилось еле видимым фантомом… Они посмотрели друг на друга. Каждый в этот момент подумал: «конец». Но почему-то эта мысль их не испугала. Каждый чувствовал, что он не один.
Вдруг она забилась в конвульсиях и с мукой в глазах посмотрела ещё раз вверх. Он понял: Она не успела набрать воздуха и начинает задыхаться. Тогда Он подплыл к ней, обнял и крепко прижал свои губы к Её губам. Он резко вдохнул воздух в Её рот. Конвульсии оборвались, Она обмякла и с благодарностью посмотрела на него.
Размыкать объятия они не стали, как и не стали пытаться выплыть наверх: не было смысла. Она положила голову Ему на плечо. Он ещё крепче прижал Её к себе. Теперь кислородное голодание сказывалось у обоих: перед глазами плыли красно-чёрные круги, тело била мелкая дрожь. Но вместе было спокойнее, легче. Чёрные круги всё расширялись, пока не превратились в сплошной мрак…
Расцвёл солнечный летний день. Солнце нехотя выкатилось из-за горизонта и отражалось в бесконечной глади океана.