занимательная инсектофобия

Аркадий сидел под потолком, метрах в четырех от пола,
был размером примерно с шестилапого котенка,
думал о смысле жизни и о том, спуститься ли на голову
какой-нибудь русской истеричке срочно,
или ночи подождать.

обычные тапки не долетают на такую высоту,
а четырехметровыми швабрами даже пятизвездочные бунгало
пока почему-то не оборудованы.
Маша бессильно, но уважительно попшикала в сторону Аркадия
каким-то спреем от тараканов.

хотя даже по розовому цвету флакона было понятно:
этим спреем местные тараканы размером с мышь
пшикаются перед тем, как залезть в гости в русский чемодан.
чтобы впоследствии произвести благоприятное впечатление
на собеседника.

паук не захотел есть спрей, вздохнул и удалился куда-то наверх,
к креслу и тапкам, читать классику в надежде разобраться
в загадочной русской душе с инсектицидом в руках.

где-то у Достоевского проходит линия нелюбви русской женщины к насекомым,
пусть даже они размером, красотой и пушистостью с котенка средних лет.
где-то сразу после линии нелюбви русского мужчины к бабушкам.

а Маша решила, что это похоже на выход.
ведь если с помощью распыленной ровным слоем отравы
сделать жизнь в бунгало непригодной для жизни,
то паук же не дурак.
всё сам поймет, уйдет и не вернется.

ну, разве что, мстить.
но это потом.
а до потома еще дожить надо.
и, возможно, путевки закончатся раньше.

и жизнь в бунгало стала невыносимой.
что для медового месяца среднестатистически рановато, согласитесь.
потому молодожены ушли навстречу заходящему солнцу
романтически мочить попы в розовом закате.
а когда вернулись...

паук сидел в кресле, обхватив всеми лапами всё сиденье.
и даже чуть-чуть свешивался. и нагло покачивал ногой.
Маше даже показалось, что он сделал как Шерон Стоун в Основном инстинкте,
всеми шестью ногами по очереди, упругой эротической волной.
до того был самоуверенный нахал.

стало понятно: тапок от такого отскочит в голову кидающему.
а брызгать спреем просто опасно - насекомое рассердится, баллон отберет,
и "долго и счастливо" не получится, а вот "в один день" - вполне.

но нельзя было показывать страх, потому бледные молодожены
приняли форму ленивых отдыхающих, непринужденно осматривающих бунгало
на предмет крупных предметов.

"Давай в него кинем!" - глазами, чтобы не выдать себя, сказала Маша
и глазами же показала в сторону музыкального центра.

"Ну не центром же!" - своими глазами ответил Сансаныч,
после чего, не подавая вида и не меняя равнодушного выражения лица,
начал незаметно отдирать от центра левую колонку.

судя по тому, что у остальных называется "глаза", Аркадий дремал.
или тоже не подавал вида и не менял лица.
молодожены были не сильны в паучьей физиогномике,
хотя в целом сработали как команда.
как в загсе учили - быть вместе в болезни, здравии,
богатстве, бедности и при нападении гигантских насекомых.

Сансаныч занес колонку над креслом,
Маша отрегулировала ее в пространстве,
командуя шепотом "майна", "левее" и "да не туда!",
после чего они с видом случайных прохожих,
не имеющих никакого отношения к происходящему,
как бы нечаянно
уронили колонку Аркадию на голову.

последнее, что успела увидеть Маша - то, как паук
ловко выскользнул из-под упавшей сверху смерти,
с грохотом и смехом спрыгнул на пол
и...
внезапно во вселенной не стало света.*

кстати.
те две минуты темноты уже занесены в книгу рекордов Гиннеса
как самые долгие две минуты в мире.
они длились ровно вечность.

ровно вечность невидимый гигантский паук метался в интерьере,
двигал стулья, шипел и намеревался убить
двух первых попавшихся ему людей.
от мысли, что он может видеть в темноте,
молодоженам было как-то не по себе.
согласитесь, обидно, если вам откусывают ногу,
а вы этого даже не видите.

когда в острове что-то щелкнуло, и стало можно видеть и дышать,
Аркадий обиженно сидел под столом, обхватив лапками ножку.
отчаянно торчал и изо всех сил старался быть незаметнее.
у него это получилось бы, будь он сантиметров на 15 меньше.
но тут уж - что выросло, то выросло.

при виде выпирающих из-под стола паучьих коленок
все как-то сразу поняли, что устали от борьбы с живой природой.
осознали, где конкретно видали такое сафари,
и что пора вызвать туземцев с лопатой. или с дробовиком.
потому что ни волшебным словом, ни экзорцизмом эту тварь не вырубить.

но оказалось, двое индийских хлопцев голыми руками и свернутой газетой
могут ушатать паука любого размера буквально за одну минуту и два евро.

- Изыт пойзен?** - спросил Сансаныч туземцев,
в четыре руки держащих щелкающего зубами Аркадия.

- Ес! :) - сияя как новые медные ковшики, хором ответили они.

- Пойзен???!

по тому, как белый господин пошел красивыми зелеными разводами,
ковшики поняли, что выбрали неправильный вариант ответа
на непонятный иностранный вопрос.

- Ноу! :) - тем же задорным хором исправились туземцы.

исчерпав весь имеющийся запас английских слов и выражений и широко улыбаясь,
они понесли паука под пушистые лапы куда-то на юго-запад.
возможно, даже в пищу.

...

Сансаныч потом видел портрет Аркадия в энциклопедии.
он таки был пойзен.
очень пойзен.
ес.

____________________

* да просто генераторы переподключали, подумаешь (прим. какой-то рыжей женщины).

** Он ядовитый? (кто не знает - это был чистый англ.яз.!)

оригинал записи: http://dobraya-veda.livejournal.com/44219.html